Teapot tiger

Государство и диктатура

Эти понятия – антонимы в самом буквальном смысле: государство – легитимное насилие, диктатура – нелегитимное. Этим исчерпывается не только различие понятий, но и их содержание.
P.S. Само определение – не моё.
Licking

Я

Все невыспавшиеся люди в следующей жизни превращаются в котов.
А я просто не стал дожидаться следующей.
Main point

Новая редакция

И уносят меня, и уносят меня,
Сводя постепенно с ума,
Четыре коня, эх, четыре коня –
Смерть, Голод, Раздор и Чума.

P.S. Если что, изначально это была Тикки Шельен, а вовсе не Леонид Дербенёв.

Петиция на РОИ против ликвидации РФФИ

лежит вот здесь:
https://www.roi.ru/65945/

Это одна из немногих полезных вещей, остававшихся еще (по явному недосмотру...) в системе управления наукой.

То есть если вы исходите из логики "Господь, жги!" и "Чем быстрее в СранойРашке накроется медным тазом ФСЁ -- тем лучше" -- подписывать не следует.
Если же нет -- лучше подписать.

И -- не надо мне тут объяснять про "Хрена ли проку от всех этих петиций", лады?
Благодарю за внимание.

------------------
УПДАТЕ
На всякий случай -- вот Чейндж-Орговская петиция, об том же:

https://www.change.org/p/%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B8-%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%80%D1%84%D1%84%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%84%D0%BE%D0%BD%D0%B4-%D1%84%D1%83%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B9
Teapot tiger

Байесианство и скрытые убеждения

Байесианство – трактовка случайности как следствия неполноты нашего знания. Байесова вероятность отличается от классической (частотной) рассмотрением максимально широкой генеральной совокупности (например, при бросании монеты классическая генеральная совокупность – все броски данной монеты, а байесова – броски всех монет, неотличимых для нас от данной). Если классическая вероятность измеряет лишь частоту наступления событий, то байесова измеряет степень нашей уверенности в истинности суждений (очевидным частным случаем является суждение о предстоящем наступлении события). Смысл байесианства – возможность двигаться от следствий к причинам. Свидетельство (наблюдение ожидаемого следствия некоторой причины) повышает нашу уверенность в том, что причина таки имела место (а теорема Байеса позволяет описать это повышение количественно, коль скоро известны характеристики анализируемой причинно-следственной связи).

Наиболее красивым, на мой взгляд, примером байесовых рассуждений является аргумент Икеды–Джеффериса, демонстрирующий, что наблюдаемая тонкая подстройка физических констант служит доводом против концепции разумного замысла.

Математическое ожидание апостериорной (после наблюдений) вероятности равно априорной вероятности. Отсюда, в частности, следует, что отсутствие свидетельства всегда является свидетельством отсутствия. Однако зачастую мы сталкиваемся с тем, что и наличие свидетельств, и их отсутствие смещает уверенность в одну и ту же сторону (пожалуй, самый известный пример – суд над Червовым Валетом из «Алисы в стране чудес», которого уличало написанное не его почерком письмо без подписи – значит, что-то дурное задумал, а не то подписался бы, как все честные люди, а почерк подделал, что всего подозрительнее). Математически невозможная реакция на свидетельства обусловлена наличием у людей скрытых убеждений, заключающихся в том, что человек, декларирующий некоторую позицию, уверен вовсе не в её истинности, а в необходимости отстаивать её истинность. При этом чем сильнее свидетельство против декларируемой позиции, тем яростнее возражение (это, кстати, позволяет в дискуссии отличать «психов», имеющих неотрефлексированные скрытые убеждения, от «жуликов», заявляющих позиции, в ложности которых они не сомневаются, – «жулики» по мере усиления свидетельств возражать прекращают, меняя тему обсуждения или вовсе сворачивая его).

Важным случаем проявления скрытых убеждения является оскорбление чувств т.н. верующих. Если атеисты не боятся демонстрировать окружающим своё неверие, то потенциально оскорблённые своё неверие стремятся во что бы то ни стало скрыть, лучшим способом для чего видят нарочитую демонстрация религиозности.

Main point

Что такое по-настоящему агрессивная реконструкция

После того как при обсуждении реконструкции результатов белорусских выборов коллега corbulon поинтересовался распределением последних цифр электоральных характеристик, мне захотелось немного пошалить.

Collapse )

Таким образом, если мы хотим оставаться в области мало-мальски вероятных исходов, то должны признать, что результат Лукашенко не превышает ¼, что соответствует реконструкции на основе данных по досрочному, надомному и протестному голосованию, тогда как реконструкция разделением участков, дающая инкумбенту ⅓ голосов, оказывается слишком мягкой.

Не будем при этом забывать, что не все фальсифицированные результаты рисованные, поскольку существуют и другие способы фальсификации, т.е. «действительность ещё кошмарней».

Collapse )
Main point

Как на самом деле проголосовала Белоруссия

Со дня белорусских выборов прошло больше месяца. Сбор копий протоколов с участков, видимо, завершился, т.к. база давно уже не пополняется. Можно выполнить анализ имеющихся данных.

Из 5767 белорусских участков база протоколов покрывает лишь 1310, причём только 1245 из них не имеют пропусков в нужных для анализа графах и не содержат внутренних противоречий (невозможность удовлетворить контрольным соотношениям положительными числами). Но и этого достаточно, чтобы приблизительно реконструировать истинные результаты. Разумеется, речь как всегда идёт об их слабой реконструкции. Т.е. ставится не вопрос, какой был бы результат, если бы всюду посчитали честно и предоставили соответствующие цифры, а вопрос, какой результат получен там, где таки посчитали честно и предоставили цифры.

Collapse )

Если собрать все достоверные участки (197 из 1245), получается оценка явки – 78,8%, результатов Лукашенко и Тихановской – 32,8% и 53,9%, т.е. инкумбент получил поддержку в 1,64 раза меньше своей конкурентки, проиграв ей в первом же туре.

Collapse )
Main point

SIR-модель с суперраспространителями

Простейшая модель развития эпидемии оперирует всего тремя переменными S, I и R – доли в популяции восприимчивых, инфицированных и выбывших (переболевших, помещённых в карантин или умерших) людей. Модель имеет всего один значимый параметр r (базовое репродуктивное число). Уравнения очень просты: dS/dt = −S·I/τ, dR/dt = Ir и S + I + R = 1. Характерное время τ на качественное поведение модели не влияет.

Если для простоты положить, что S(0) = 1 (изначально все восприимчивы), то тривиальное положение равновесия I = 0 устойчиво при r < 1 и неустойчиво при r > 1. В последнем случае появляется нетривиальное положение равновесия, куда популяция приходит, когда переболеет некоторая её часть. Это называется коллективным иммунитетом и это общеизвестно.

Пусть теперь популяция распадается на множество типов людей i = 0,1,2,…, различающихся своей социальной активностью. Люди типа i за единицу времени вступают в контакты с другими людьми в ki раз чаще, чем люди типа 0, причём при заражении человека тип его активности не меняется. В этом случае модель принимает вид dSi/dt = −kiSi·∑ikiIi/τ, dRi/dt = Iir и Si + Ii + Ri = ai, где ai = Si(0) – изначальные доли людей разной активности.

Введём для удобства эффективные доли восприимчивых, инфицированных и выбывших людей: S = ∑ikiSi, I = ∑ikiIi и R = ∑ikiRi. Динамика этих величин описывается уравнениями dS/dt = −Z·I/τ, dR/dt = I/rτ и S + I + R = const, где Z = ∑ik2iSi.

Связь эффективных долей выбывших и восприимчивых имеет вид dR/dS = −Z/r. В то же время относительная динамика долей разных типов восприимчивых даётся уравнением dSi/Si = ki·dS0/S0, из которого вытекает выражение dS = Z·dS0/S0. Таким образом, dR = −1/r·dS0/S0, с учётом чего уравнение баланса принимает вид dS + dI − 1/r·dS0/S0 = 0. Интегрируя его, получаем SS(0) + I = 1/r·ln S0/a0.

Нас интересует не всё решение, а только его стационарное состояние I = 0, условие на которое можно упростить, если обозначить x = S0/a0 и воспользоваться очевидным ln Si/ai = ki·ln x. Тогда получается r·∑iaiki·(xki−1) = ln x. Поделив обе стороны на x−1 и элиминировав тем самым тривиальную неподвижную точку, приходим к выражению r·∑iaiki·(xki−1) / (x−1) = ln x / (x−1), левая часть которого – возрастающая функция x, правая – убывающая из бесконечности, т.е. решение может быть только одно. Чтобы оно существовало, максимум левой части должен быть больше минимума правой: r·∑iaik2i > 1. Это условие приходит на смену тривиальному r > 1 для гомогенной популяции. Особо следует отметить, что в условие входит k2, а не просто k, т.е. результат деятельности суперраспространителей (типов с i > 0) таков, как будто они только тем и заняты, что взаимодействуют друг с другом.

Collapse )
Main point

А что у нас с электронным голосованием

Все попытки анализ и реконструкции результатов голосования по поправкам касаются только обычных участков, т.к. в субъектах, где проводится эксперимент по удалённому голосованию, имеется лишь по одному гигантскому электронному участку без какой-либо внутренней структуры.


Обзаведясь простым инструментом для прямой реконструкции результатов, я решил сравнить их для офлайн- и онлайн-голосования (тем более, что, коль скоро для последнего не имеет смысла понятие явки, то и мучиться с её реконструкцией не надо).


Субъект Явка
отсечки
Охват
избирателей
σ|| Уголовой
коэфиц.
Результат власти
Официальн. Реконструкция Электронный
город Москва 38,2% 40,9% 308 1,437 66,1% 59,0% 62,3%
Нижегородская обл. 31,4% 5,6% 172 2,052 80,7% 67,2% 59,7%

Если для обычного голосования всё ожидаемо (результаты в столице фальсифицируются поменьше, в провинции – побольше), то с дела с электронным обстоят посложнее.


Избиратель, умеющий в интернет, более информирован и потому менее подвержен пропаганде, а значит, результат власти в честном онлайне должен быть ниже, чем в офлайне. В Нижегородской области так и вышло. А вот в Москве удалённые результаты оказываются примерно посередине между официальными и их реконструкцией.


По итогу я вынужден скорректировать свою точку зрения, что электронные результаты фальсифицируются тотально. Нет, не всюду и не до полного беспредела, но в Москве – весьма ощутимо. Впрочем, возможно, провинция просто ещё не научилась…