Main point

ПиZдец как он есть

В «Новой газете» прочитал прекрасное. Человека, метущего в магазине дефицитный сахар, спрашивают, что он думает о цене. Тот отвечает: «Да какая разница, сколько он раньше стоил? … Сейчас-то уже всё меньше не будет. Это всё санкции. Запад объявил на Россию "крестовый поход", надо закупаться, а то пропадем». То есть, человек, искренне полагающий, что против нас, белых и пушистых, они, чёрные и облезлые, строят козни, реагирует как? Правильно, снижением внутренней солидарности. Сокращающийся пирог ресурсов надо, по возможности, перераспределить в свою пользу, пока его в свою не перераспределили другие.
Вот такой он, фашизм эпохи постмодерна.

UPD – 3 часа спустя. Выпуск «Новой газеты» и обновление её сайта приостановлены решением редакции под давлением РКН. За взгляд-то в окно известно чего полагается.
Main point

Выдуманные результаты голосования за партии

Данный пост является аналогом прошлогоднего поста по плебисциту. Я рассматриваю распространённость круглых значений для 4 электоральных характеристик: количества зарегистрированных избирателей (в прошлый раз не рассматривалось), числа выданных бюллетеней, промилле явки избирателей и промилле результата партии власти. Для двух первых характеристик учитываются участки с не менее чем 20 зарегистрированными или проголосовавшими избирателями, для явки – участки с более чем 525 избирателями и её неабсолютным значением, для результата власти – участки с более чем 600 проголосовавшими.


Рассматривается значимость гипотезы о том, что избыток круглых значений возникает естественным путём. Далее в таблице приводятся величины pα – десятичный логарифм значимости гипотезы, взятый с обратным знаком. Анализ проводится посубъектно. Для 85 субъектов следует считать подозрительными (1 ложноположительное срабатывание в каждом тесте) pα ≥ lg 85 ≈ 1,93, исключительными (1 ложноположительное срабатывание на 10 тестов) pα ≥ lg 850 ≈ 2,93 и невероятными (1 ложноположительное срабатывание на 100 тестов) pα ≥ lg 8500 ≈ 3,93.


Collapse )

Итого: в множественном тесте 16 субъектов оказались подозрительными, 13 – исключительными и 11 – невероятными. По итогам сводного теста эти величины увеличились соответственно до 32, 16 и 12. Таким образом, если год назад, несмотря на феерический масштаб физических фальсификаций, и рисовали с безудержным размахом, то сейчас во многих субъектах научились рисовать почти без палева. Правда, фальсификатором никто не объяснил, что мало не придумывать много круглых чисел, надо и других последних цифр рисовать поровну. Проверка обычным тестом χ2 позволяет выявить неравномерность распределения цифр. Так что по критерию Пирсона прекрасно палятся, например, Севастополь (pα = 3,5 для размера участка) и Саратовская обл. (pα = 4,8 для результата власти).

Main point

Электронное голосование в Москве за партии – вторая попытка

В прошлом посте по данной теме я сильно начудил, выбрав метод анализа, изначально обречённый на оперирование малыми выборками, что не есть хорошо, т.к. приводит к неустойчивым и парадоксальным результатам, которым сложно доверять. Оказывается, всё можно сделать проще, надёжнее и, главное, без необходимости использовать данные о числе зарегистрированных избирателей.


Основная идея остаётся прежней: то, как голоса избирателя поделились между партиями из широкого набора, и даёт нам портрет этого избирателя. Однако теперь я оперирую не явками за партии, которые можно было рассчитать только на уровне округов (т.к. лишь для них известно число электронных избирателей), а просто поддержкой партий, т.е. числом отданных за них голосов. Анализ проводится на уровне ТИК (всего их 128 и за исключением Новой Москвы они соответствуют административным районам). Поддержка партии власти аппроксимируется в рамках линейной регрессионной модели без свободного члена и без весов. Коэффициент детерминации – почти 94% (прилично), среднеквадратичная погрешность аппроксимации – чуть больше 600 голосов (удовлетворительно), параметры – в таблице (любопытно, что лишь 5 партий отрицательно коррелируют с партией власти, а 8 – положительно).


Обычные и стандартизованные коэффициенты регрессионной зависимости
k β Партия
1 -1,0 -0,225 СР–П–ЗП
2 -5,6 -0,219 Зелёная альтернатива
3 -5,0 -0,214 Коммунисты России
4 -1,3 -0,055 Зелёные
5 -0,1 -0,033 Яблоко
6 2,0 0,060 Партия роста
7 1,2 0,073 РПСС
8 2,0 0,083 Родина
9 1,0 0,093 Партия пенсионеров
10 0,4 0,100 Новые люди
11 17,0 0,136 Гражданская платформа
12 0,6 0,506 КПРФ
13 3,0 0,645 ЛДПР

А теперь посчитаем, сколько должно быть голосов за партию власти по электронным округам, если предположить, что там голоса за остальные партии – честные. Суммарно получается 395 тыс. против официальных 848 тыс., т.е. вброшено 453 тыс. голосов (115% от истинной поддержки).


P.S. К сожалению, выполнить аналогичный анализ по электронному голосованию вне Москвы невозможно, поскольку в регионах фальсифицировали и бумажное голосование тоже.


UPD: Надо понимать, что бумажный и электронный избиратели – разные. В Москве явка бумажных избирателей за партию власти – 10,0%, реконструированная явка электронных – 19,6%, а официальная – 42,1%. Аналогично, бумажный результат партии власти – 30,2%, реконструированный электронный – 27,4%, официальный электронный – 44,8%. Примечательно, что хотя реконструированная электронная явка больше бумажной, реконструированный электронный результат меньше бумажного. И это «ж-ж-ж» неспроста. Реконструкция электронных результатов предполагает, что только партии власти накидали голосов, а голоса по остальным партиям – честные. Но поскольку у них голоса воровали, причём в силу политической принадлежности одномандатников воровали преимующественно у тех, голосование за кого положительно коррелирует с голосование за власть, то и вот.

Teapot tiger

Наука, религия и мракобесие

Науку и религию объединяет то, что человек, не имеющий соответствующего (мистического или исследовательского) опыта, не может на самом деле понять, что значит «знать» или что значит «верить». Различие же между наукой и религией заключается в том, что первая обязана быть сцепленной с реальностью, а вторая обязана не быть. Смешение невозможно, любая промежуточная ситуация – мракобесие.
UPD (10/12/21): Учёный может верить в бога или не верить в бога, но не может не быть агностиком в религиозных вопросах – представление о познаваемости трансцендентного несовместимо с научным мышлением. Верующий может воспринимать реальность как обуславливамую высшей волей или как существующую самостоятельно, но не может полагать, что она свидетельствует о боге – поиск доказательств бытия божьего несовместим с верой.
Main point

Электронное голосование в Москве за партии

Особенность электронного голосования в его российской версии состоит в принципиальной невозможности исключить зомби (избирателей, голосующих под контролем начальства или просто отдающих ему свой ключ) и ботов (вообще не избирателей, а фиктивных запросов к системе, обходящих идентификацию). В Москве к этому добавилась многочасовая задержка между завершением голосования и оглашением его итогов (технически, их получение – мгновенная операция), в течение которой власти могли бесконтрольно править реестр. Всё это рождает законное недоверие к электронным результатам. Поэтому власти озаботились сокрытием их на районном уровне, сформировав виртуальные участки лишь в округах, что вынуждает и анализ вести при такой же агрегации.

Неизвестно, как отличается бумажный избиратель от электронного. Их предпочтения могут соотноситься произвольным образом. Однако сам выбор, сделанный коллективным избирателем, и является его социально-политическим портретом.

Collapse )

Таким образом, в Москве при электронном голосовании тотально фальсифицировались результаты всех партий, а не только вбрасывались голоса за партию власти. Так что не зря откладывалось оглашение результатов.

Main point

Реконструкция результатов выборов по федеральному округу

Реконструкция выполняется с помощью интегрального метода Шпилькина, основанного на гитпотезе о взаимной независимости общей явки и результата партии. Участки электронного голосования рассматриваются как обычные (в силу отсутствия к его результатам всякого доверия это приемлемо). Использованы данные по всем 96 307 участкам (UPD: 28/09/2021).

Collapse )


Всего за партию власти отдали голоса 12,0 млн избирателей, против – 28,3 млн. Вброшено 16,0 млн голосов, что совпадает с общим объёмом фальсификации (больше было только на плебисците – 22,6 млн), количество голосов, переброшенных от других партий, близко к нулю.


Явка за партию власти – 11,0% при официальной в 25,7% (завышение на 14,7% пункта, или 133%, что не только рекордно, но и фантастично), против – 26,0% совпадает с официальной.

Main point

Умное голосование

Тактически, умное голосование направлено на ситуативное объединение избирателей, когда политические силы объединяться не хотят или не могут. Консолидируя поддержку кандидатов, противостоящих кандидату власти, на имеющем среди них наибольшие шансы, умное голосование решает одну-единственную задачу нанесения наибольшего ущерба партии власти, т.е. является формой организованного протеста.

Стратегически, умное голосование направлено на придание политической субъектности команде Навального, лишённой иных легальных возможностей участвовать в политической борьбе. Насущная необходимость для кандидатов заручиться хотя бы неофициальной поддержкой организаторов умного голосования, равно как и растущий авторитет его рекомендаций в оппозиционной среде являются значимым и нетривиальным достижением.

Явное разделение тактического и стратегического уровней описания позволяет прояснить один важный аспект. Абсолютно нормально, если избиратель в своем индивидуальном качестве отказывается поддержать выбор умного голосования из-за отсутствия в его тактике позитивной компоненты (нужно пытаться избрать хорошего, а не топить плохого) или в силу моральных ограничений (не буду голосовать за упыря, пусть и оппозиционного). Но агитация против умного голосования как стратегии связана не с неприятием конкретных рекомендаций здесь и сейчас, а исключительно со стремлением системной оппозиции (находящейся в альянсе с властью) вернуть то влияние на избирателя, которое у неё отобрала оппозиция несистемная (находящаяся с властью в противостоянии). Иными словами, возражения против умного голосования в конечном итоге всегда оказываются следствием не несогласия с ним, а согласия с властью.

Власть могла бы очень легко на корню уничтожить умное голосования, перейдя от системы относительного большинства (один тур) к системе абсолютного большинства (два тура). В этом случае, кто из оппозиционных кандидатов сильнее, решал бы избиратель, а не коллективный Навальный, что позволило бы лишить его политической субъектности. Однако власть не готова идти на такое изменение системы выборов, т.к. фальсификации их результатов при голосовании в два тура существенно менее эффективны, чем при голосовании в один тур. Вместо этого наращивается мощь фальсификаций путём расширения электронного голосования.

UPD: Внедрение электронного голосования – типичное для российской власти торжество тактики над стратегией. Точно так же следует характеризовать и принципиальное неприятие умного голосования. Поддержка более близкого, но не имеющего шансов, кандидата – тактика, а моральный выбор должен быть стратегией.

Main point

Грань добровольности и природа скандальности

Вынесу из обсуждения, т.к. тема оказалась очевидной и неочевидной одновременно.
Есть мнение, что сейчас в обществе поднимается волна агрессии – вплоть до стигматизации – против антиваксеров, антимасочников и прочих фрирайдеров (будем считать, что речь идёт не об идиотах, а о людях, которые сумели рационально оценить риски и неудобства, которые им причинят профилактические меры, и решили, что выгоднее ими пренебречь). Это мнение ошибочно. В любом подобном конфликте источник агрессии – всегда антиваксер (антимасочник). И даже если он сталкивается со встречной агрессией, виновник конфликта – только он.
Я полностью поддерживаю право антиваксеров не прививаться (антимасочников – не носить маски). В конце концов, никто не обязан покупать билет, если он не хочет ехать. Но никто и не обязан предоставлять бесплатный проезд безбилетнику, как бы агрессивно тот не обосновывал свой привилегированный статус. Если человек минимизирует свои риски и неудобства за счёт радикального повышения рисков для окружающих, общество может и должно защищаться от такого человека.
Вполне нормально и естественно ограничение неиммунных людей правах на выполнение определённых видов работ, на путешествия, на посещение массовых мероприятий, на получение дополнительных медицинских услуг. Причём всё это касается даже тех, кто не прививается из-за противопоказаний (в конце концов, слепым нельзя водить автомобиль, но никто не считает это дискриминацией). Если же человек отказался от вакцинации без должных медицинских оснований, ему, кроме того, не должен оплачиваться бюллетень по болезни, против которой он не захотел привиться, или (в зависимости от того, как устроена система здравоохранения) должна повышаться стоимость медицинской страховки.